Приветствую Вас Гость | RSS

КАДЕТ .BY     Жизнь Родине, честь никому!
Пятница, 20.10.2017, 10:46
Главная » Статьи » Преподавателю

Трагедия России: генералитет и офицерство Империи на изломах гражданской войны

Белая армия
 Писать эту статью оказалось труднее, чем первоначально предполагалось. Современные попытки развенчать «красных» и превознести «Белое движение», ответная реакция тех, кто придерживается традиционного коммунистического подхода к одному из наиболее трагичных изломов российской истории никогда не вызывали колебаний в моей собственной позиции. Эта позиция заключалась в простой истине: победителем в смертной битве была Рабоче-крестьянская Красная Армия, проигравшими – Белая гвардия. Точка.


  Но, чем больше доводилось узнавать о том времени, тем неоднозначнее становилась картина, и это касалось не только открытия для себя личностей белых генералов. Очень тяжелой темой предстал террор - уничтожение русских русскими. Откуда у наших соотечественников проявилось столько – не могу сказать иначе – зверства против самих себя, иной раз против своих отцов, братьев и сестер? От Галиции до Владивостока – на огромном пространстве нашей планеты - кровавым смерчем прошлось «белое» и «красное» массовое самоуничтожение.

  Общие потери России в Гражданской войне составили около 13 миллионов человек. Вдумайтесь…

  Наряду с появившимися достаточно серьезными и объективными исследованиями, тему обострили неуклюжие и поэтому раздражающие попытки отдельных современных «историков» и «творческой интеллигенции» превратить «белых» в этаких исключительных «интеллектуалов, патриотов и государственников», которые якобы только и занимались тем, что честно отстаивали идеалы «царя, Отечества и веры»! Поразительно, но такие кинопустышки, как «АдмиралЪ» и т.п. «шедевры» на уровне «поручика Голицына и корнета Оболенского» находят в стране едва ли не восторженные отзывы! Упрощенчество и попытки народного оглупления, к сожалению, часто достигающие цели, вызывают желание громко протестовать курсу с названием «плюс дебилизация всей страны». Ведется и более тонкая работа, рассчитанная на тех, кто способен думать. К счастью, есть силы, которые в состоянии противостоять и массовой пошлости, и искусно рассчитанной обработке умов наших современников. Хотя, увы, объективные голоса становятся все тише…

  Впрочем, новое время – новая власть – новые герои. Всё закономерно: есть политика правящих кругов, есть создаваемые ими идеология и соответствующие методики. Кто хочет поклоняться «новым героям» - пусть поклоняется. Остается единственный вопрос: неужели в России нет других личностей – образцов для подражания, кроме тех, кто «спасал», но не спас силу и величие Отечества в ту роковую годину, позволил стране скатиться до невиданных доселе потерь и разрушений?!

  Автор не ставит целью провести детальный анализ происшедшего в 1917 – 1922 г.г., как и не претендует на роль оракула в высшей инстанции. Есть всего несколько аспектов, о которых хотелось бы поразмышлять вместе с читателями.

Капитан 122 Тамбовского полка с семьей, 1914 г.

 Революция 1917 года, последовавшая Гражданская война и иностранная интервенция жестоко поделили всё российское общество даже не на две, а на десятки больших и малых групп, вступивших в смертельные битвы между собой. Кровавое пятилетие, унесшее миллионы человеческих жизней, закончилось созданием нового государства – СССР, обеспечившего стране мир и поступательное, пусть и непростое, развитие вплоть до 80-х г.г. прошлого столетия. Идеология советской социалистической власти оценивала своих врагов – монархистов, белогвардейцев, «контрреволюционеров», «саботажников» и т.д. - крайне негативно. Что вполне объяснимо: победа далась в тяжелейшей борьбе, имелась еще и необходимость удержать власть. В этих условиях в официальной пропаганде было исключено упоминать о том, что в «Белом движении» участвовали значительные массы простых граждан – крестьян, рабочих, интеллигенции, офицеров бывшей царской армии со своим миропониманием, своими семьями и судьбами. Никто и не собирался вспоминать, что на плечи многих «белых» выпали все трудности японской и Первой мировой войн с неисчислимыми примерами верности воинскому долгу и героизма. А долг до февраля 1917-го был только один, прописанный в «Воинской присяге на верность службы Царю и Отечеству»: «хощу и долженъ Его Императорскому Величеству, своему истинному и природному Всемилостивейшему Великому Государю Императору Николаю Александровичу, Самодержцу Всероссийскому, и законного Его Императорскаго Величества Всероссийскаго Престола Наследнику, верно и нелицемерно служить, не щадя живота своего, до последней капли крови»…

Присяга царю и Отечеству …

(Обратите внимание – сначала царю, а потом только - Отечеству - авт.)

Их было немало, достойных русских рядовых, офицеров, генералов и адмиралов, служивших царю и Отечеству, но не нашедших себя после двух перевернувших всё революций. До февраля 1917 г. никто из миллионов россиян и не подозревал, что источник и объект этого долженствования – «великий природный государь-император» может отречься от престола, а, значит, и от всех, кто ему присягал служить до последней капли крови! Еще не придя в себя после переприсяги Временному правительству, в ноябре того же года присягнувшие лишились и этого «нового», ставшего вдруг «старым» объекта присяги .

Но для россиян был утрачен не только смысл старой (старых!) присяг - рухнули устои, которыми жила огромная страна на протяжении веков. Люди оказались перед тяжелейшим выбором, ведь помимо массы иных проблем, шла война, и остаться в стороне от неё было невозможно. Кому служить? Офицерство и генералы привыкли, прежде всего, именно служить. Впрочем, как и миллионы рядовых. На раздумья времени никто не оставлял, и нужно было принимать решение за или против кого воевать. Вся трагедия была в том, что по всем сторонам противостояния были такие же, как и они сами, россияне… Когда же по окончании Гражданской войны наступил мир, победившим было не до разъяснений, какими были русские воины до 1917 года: революция и Гражданская война породили своих героев. Впрочем, как и врагов. Пропагандистский удар власти пролетариата был направлен, в первую очередь, на критику лидеров белогвардейцев, а красок в тогдашней историографии было только две: черная и белая, оттенки не допускались. Уголовный кодекс социализма был на страже этого.

Но перестал существовать Советский Союз, и сквозь выцветшие и истрепанные страницы несгоревших архивных дел почти из небытия вернулись глаза, улыбки, размышления и переживания тех вычеркнутых из истории людей.

Оказалось, не все они были злодеями, насильниками и «врагами народа». Оказалось, что у многих из них есть неоспоримые заслуги перед Отечеством, как и - ошибки. Оказалось, что красок на жизненном холсте гораздо больше, чем две. Давайте откроем несколько, всего несколько - ранее скрытых страниц.

БЕЛОЕ ВОИНСТВО

Мы о них почти ничего не знали… И ниже я привожу только самые краткие сведения о российских военачальниках, ставших во главе Белого движения, хотя почти

каждый заслуживает, по меньшей мере, книги воспоминаний, даже если и оказался впоследствии бит красными. Но не будем торопиться в оценках – не перехваливая, как это стремятся сделать сейчас, и не развенчивая, как это делали ранее.
 

Харьков. На параде Добровольческой армии. Июнь 1919 г. Генерал Деникин – в центре

Лавр Георгиевич Корнилов (1870-1918). Генерал от инфантерии , герой русско-японской и Первой мировой войн, кавалер двух высших военных наград Российской империи - императорского военного ордена Победоносца Георгия 3-й и 4-й ст., Золотого Георгиевского оружия «За храбрость», других орденов и медалей.

Уроженец отдаленной Семипалатинской губернии, из семьи казачьего офицера, в которой было 13 детей. В армии – с 12 лет, кадет Сибирского кадетского корпуса. Дважды - после окончания с блеском престижного Михайловского артиллерийского училища в Петербурге в 1892 г., а затем - Академии Генштаба в 1897 г. - отказывался от службы в столице, предпочитая Туркестанский военный округ. Кроме обязательных для выпускника Академии Генштаба немецкого и французского языков, хорошо владел самостоятельно изученными английским, персидским, туркменским и урду. Совершил ряд длительных исследовательских и разведывательных экспедиций в Туркестане, Афганистане, Персии и Индии, часто – с риском для жизни. В чине подполковника, уже будучи начальником отдела Главного штаба в Петербурге, добивается отправки на русско-японский фронт (1904). Там «за боевые отличия» удостоен первым Георгиевским крестом и произведен в чин полковника. По окончании войны - военный атташе в Китае. С 1911 г. – снова в войсках. Генерал-майор с 1912 г.

С началом Первой мировой войны - начальник пехотной дивизии, которая сражалась в Галиции и Карпатах в составе Юго-Западного фронта прославленного царского, а впоследствии красного генерала А. Брусилова. Отзыв Брусилова: «Корнилов всегда был впереди и этим привлекал к себе сердца солдат, которые его любили. Они не отдавали себе отчета в его действиях, но видели его всегда в огне и ценили его храбрость» . «Корнилов - не человек, стихия», - говорил взятый в плен немецкий генерал Рафт. В ночном бою при Такошанах группа добровольцев под командованием Корнилова прорвала позиции неприятеля и, несмотря на свою малочисленность, захватила 1200 пленных, включая самого Рафта.

Однако и Корнилов, находясь в окружении, дважды раненный в руку и ногу, попал в австрийский плен. Указом царя был пожалован вторым орденом св. Георгия – «за мужество и умелое руководство войсками». Из плена бежал. Портреты национального героя печатались во всех журналах России. В Ставке (июнь 1916 г.) генерала принял сам Николай II и лично вручил Георгиевский крест . Уже в сентябре Корнилов - снова на фронте.

При Временном правительстве в марте 1917 г. назначен командующим войсками Петроградского военного округа. И сразу после назначения, выполняя постановление правительства, осуществил арест императрицы и её семьи (Николай Романов был арестован генералом М. Алексеевым несколько позже) .

Корнилов по собственному желанию возвращен в действующие войска. В апреле 1917 г. назначен командующим армией. Именно тогда сблизился с известным террористом, эсером Б. Савинковым - комиссаром Временного правительства на Юго-Западном фронте. Используя влияние Савинкова на Керенского, в июле назначен сначала командующим армиями Юго-Западного фронта, а затем - Верховным Главнокомандующим, сменив на этом посту Брусилова. Сторонник введения смертной казни и полевых судов. Разработал собственную программу вывода страны из кризиса, и в августе предпринял попытку осуществления военной диктатуры. В приказе в августе 1917 года писал: "Честным словом офицера и солдата ещё раз заявляю, что я – генерал Корнилов, сын простого казака-крестьянина, всей жизнью своей, а не словами, доказал беззаветную преданность Родине и Свободе, что я чужд каких-либо контр-революционных замыслов и стою на страже завоеванных свобод, при едином условии дальнейшего существования независимого великого Народа Русского”.

 

25 августа Корнилов двинул войска на Петроград. Вначале действия Корнилова согласовывались с Керенским, поскольку последний полагал таким образом укрепить собственное положение в борьбе с большевиками. Однако впоследствии председатель Временного правительства осознал Корнилова как угрозу своей власти и объявил генерала мятежником.

План захвата Петрограда Корниловым провалился, в том числе благодаря возникшему сговору Керенского с большевиками. Значительную роль, среди прочих факторов, сыграло вооружение Керенским большевистских отрядов и пропаганда агитаторов, направленных большевиками в корниловские войска. Корнилов был остановлен. Вскоре арестованы и интернированы в г. Быхов почти все высшие военные чины и другие сторонники Корнилова, а 2 сентября 1917 г. – и сам Корнилов.

Причем арестован генералом М. Алексеевым - тем самым, кто в марте вместе с Корниловым арестовывал гражданина Н. Романова и его бывшую царскую семью .

Почти все царские генералы – «быховские сидельцы», а также и М. Алексеев после освобождения 20 ноября 1917 г. направились на Дон, где начали формировать Добровольческую армию. «Белое движение», по мнению многих историков, во многом возникло из «корниловского бунта». Корнилов сам же и возглавил Добровольческую армию (4 тыс. человек), которая выдвинулась из пробольшевистского Дона на Кубань для создания базы для борьбы с большевиками… Именно перед этим походом лидер белогвардейцев, многократно количественно уступавших красным формированиям, заявил: «пленных не брать». Начало братоубийству было дано…

Генерал Л. Корнилов погиб при штурме Екатеринодара в апреле 1918 г. после взрыва гранаты, случайно попавшей в помещение, где он находился.
 

Генерал-лейтенант Антон Иванович Деникин (1872-1947). Его отец – из крепостных крестьян, сдан помещиком в рекруты, после долгих лет службы произведен в прапорщики, вышел в отставку в чине майора. Сын - Антон Деникин - окончил Киевское пехотное юнкерское училище (1892) и Императорскую Николаевскую академию Генерального штаба (1899).

Во время Русско-японской войны в марте 1904 подал рапорт о переводе в действующую армию. Уже в августе 1905 г. в возрасте 32 лет занял пост начальника штаба конного корпуса и тогда же произведен в чин полковника «за боевые отличия». Награжден орденами Святого Станислава и Святой Анны 3-й степени с мечами и бантами и 2-й степени с мечами. Ещё до начала Первой мировой - генерал-майор. О нем генерал А. Брусилов напишет: «В начале кампании генерал-квартирмейстером штаба армии был Деникин, но вскоре он, по собственному желанию служить не в штабе, а в строю, получил стрелковую бригаду, именуемую «железной», и на строевом поприще выказал отличные дарования боевого генерала». Кавалер двух Георгиевских крестов, многих орденов и дважды - Золотого оружия, в т.ч. оружия «За храбрость» с бриллиантами. Имел ранение в руку осколком шрапнели.

В годы Гражданской - крупнейший организатор и руководитель «Белого движения», Главнокомандующий Вооружёнными силами Юга России (ВСЮР), заместитель Верховного правителя и Верховного главнокомандующего Русской армии (1919-1920). Антибольшевик Деникин, исповедовавший идею «единой и неделимой России», воевал не только с красными, но и с грузинами, дагестанцами и Петлюрой; его обвиняли в потакании еврейским погромам (евреев он связывал с руководством большевиков); не всё у него складывалось с казацкими формированиями. Конфликтовал с подчиненным ему генералом Врангелем. Последний же неоднократно предлагал отстранить от командования Деникина. Впоследствии Деникин уволил Врангеля в отставку и потребовал покинуть территорию ВСЮР.

В 1919 г. Деникин издал приказ для белых войск: «Самостийной Украины не признаю. При невыполнении петлюровцами условий ВСЮР их надлежит считать таким же противником, как и большевиков». В официальном «Обращении главнокомандующего к населению Малороссии» (август 1919), которым обозначалась политическая программа Белого движения на Юге России , Деникин обвинил Петлюру и стоявших за ним немцев в стремлении ослабить страну и попытках отделения от России девяти её южных губерний с созданием так называемой «Украинской державы». Петлюра был назван изменником.

Русский язык в Малороссии Деникин объявил государственным. Одновременно с этим считал совершенно недопустимым и запрещал преследование «малорусского народного языка: каждый может говорить в местных учреждениях, земских, присутственных местах и суде – по-малорусски».

Одной из важнейших целей политики белых Деникиным провозглашалось вернуть русскому народу утраченное им единство. «То единство, без которого великий русский народ, обессиленный и раздробленный, теряя молодые поколения в братоубийственных междоусобиях, не в силах был отстоять свою независимость. То единство, без которого не создалась бы мощная русская речь, в равной доле сотканная вековыми усилиями Киева, Москвы и Петрограда». Декларировалось, что «в основу устроения областей Юга России будет положено начало самоуправления и децентрализации при непременном уважении к жизненным особенностям местного быта».

К концу лета 1919 г. под контролем Деникина находились территории 18 губерний общей площадью около 1 млн. кв. км и с населением 42 миллиона человек. В октябре 1919 г. его войска взяли Курск, Воронеж, Чернигов, Орёл, намеревались идти на Тулу и далее - Москву. Но Красная армия перехватила инициативу и оттеснила белых по всей линии фронта. Зимой 1919-1920 г.г. ВСЮР оставили Харьков, Киев, Донбасс, Ростов-на-Дону… Одновременно поражение за поражением в Сибири терпел Колчак, на Северо-Западе - Юденич. 27 марта 1920 г. произошла малоизвестная нам (а много ли мы знаем о Гражданской войне?) «Новороссийская катастрофа», когда 9-я армия красных под командованием бывшего царского подпоручика 24-летнего И. Уборевича (фронтом командовал 27-летний М. Тухачевский) довершила разгром Добровольческой армии Деникина на Кубани, сорвала эвакуацию «белого войска», вогнав его в страшную панику. Не помогли ни королевские шотландские стрелки (Royal Scots Fusiliers), ни эскадра союзников в составе британских линкора «Император Индии» и крейсера «Калипсо», французского крейсера «В. Руссо» и других кораблей, которая обстреливала горы, пытаясь не дать красным приблизиться к Новороссийску. Белые потеряли пленными, убитыми и ранеными более 100 тыс. войск, множество техники, вооружений, горючего.

Генералы не простили Деникину «Новороссийской катастрофы». Уже 4 апреля 1920 г. главкому ВСЮР пришлось сложить полномочия. В тот же день на английском миноносце он навсегда покинул пределы России. После эмиграции в Англии, Бельгии, Венгрии, Франции, переехал в США. Вел активную антибольшевистскую пропаганду, хотя поддержал Красную Армию в противоборстве с Гитлером. Умер в Америке.
 

Генерал от инфантерии Михаил Васильевич Алексеев (1857-1918) - участник осады Плевны (был ранен), русско-турецкой (1877—1878), русско-японской (1904—1905) и Первой мировой войн.

Сын рядового солдата сверхсрочной службы - участника Севастопольской обороны (1854—1855), дослужившегося до чина майора, генерал М. Алексеев закончил Академию Генштаба, с 1915 г. - начальник штаба Ставки Верховного главнокомандующего. Крупнейший русский военачальник периода Первой мировой войны, георгиевский кавалер. Один из инициаторов отречения Николая II от престола. Принимал участие в аресте низложенного Н. Романова. С апреля по май 1917 г. - Верховный главнокомандующий Русской армии. За сотрудничество с Керенским в ходе корниловского мятежа критиковался рядом высших военных чинов. Об арестованном Корнилове Алексеев написал следующее: «Россия не имеет права допустить готовящегося в скором времени преступления по отношению её лучших, доблестных сынов и искусных генералов. Корнилов не покушался на государственный строй; он стремился, при содействии некоторых членов правительства, изменить состав последнего, подобрать людей честных, деятельных и энергичных. Это не измена родине, не мятеж»… Один из создателей и высших руководителей Добровольческой армии в Гражданскую войну. Скончался в октябре 1918 г. от воспаления легких.
 

Николай Николаевич Юденич (1862 – 1933) - генерал от инфантерии, один из самых успешных генералов России во время Первой мировой войны, георгиевский кавалер трех степеней.

Выпускник Академии Генерального штаба, участник русско-японской войны, командир стрелкового полка, бригады. Имел ранения в руку и шею. Генерал-майор (1905), генерал-лейтенант (1913), начальник штаба Кавказского военного округа. С началом военных действий на Кавказе принимал самые ответственные решения о ведении боевых действий. В боях в декабре 1914 г. отразил все атаки превосходящих сил 3-й турецкой армии, полностью разгромил части 9-го турецкого корпуса и пленил около 3000 солдат и офицеров. Всего из 90 000 турок, начавших наступление, из этого сражения вернулось в Турцию не более 12 000.

В 1915 г. произведен в генералы от инфантерии и назначен командующим Кавказской армией. На этом посту провел победные стратегические Эрзрумскую и Трапезундскую операции.

После Февральской революции уволен Керенским за отказ вести наступление. В мае 1919 г. по настоянию Колчака вступил в единоличное командование всеми русскими силами на Северо-Западном фронте. В сентябре прорвал фронт 7-й советской армии, взял Ямбург, Красное Село, Гатчину. Когда до Петрограда оставалось около 20 км, отброшен Красной армией, а в ноябре 1919 г. вынужден отступить в Эстонию, где его армия была разоружена. Эмигрировал в Великобританию. В эмиграции активной роли не играл.

 

Генерал-лейтенант Владимир Зенонович (Зиновьевич) Май-Маевский (1867-1920) – выпускник Академии Генштаба, участник Русско-японской и Первой мировой войн (начальник штаба пехотной дивизии, корпуса, начальник пехотной дивизии, командир 1-го гвардейского корпуса). Был кавалером не только большинства высших царских наград, включая Золотое оружие «За храбрость», но и «Георгиевского креста с лавровой ветвью» - ордена, введённого Временным правительством и вручавшегося генералам и офицерам солдатским собранием. Это был знак солдатского уважения, проявленного в отношении Май-Маевского в послефевральский период разложения Русской армии, когда многие генералы и офицеры в буквальном смысле поднимались солдатами на штыки.

Генералы В. Май-Маевский, А. Кутепов на панихиде. Харьков, июнь 1919 г.

Отличался безупречной личной честностью. Руководил Добровольческой армией во время её наступления летом и осенью 1919 года на Москву. Довел армию до Киева, Орла и Воронежа. Занимал непримиримую позицию в отношении пленных большевиков, которым выносил смертные приговоры, не рассматривая заведённых на них дел. Современники отмечали склонность к алкогольным запоям.

Во время эвакуации «Белой армии» из Севастополя 13 ноября 1920 г. по одной версии - застрелился, по другой - умер от сердечного приступа.
 

Александр Павлович Кутепов (1882-1930) – полковник царской армии, во время Первой мировой войны командовал ротой, батальоном, полком; был трижды ранен, награжден двумя Георгиевскими орденами и Георгиевским оружием. В декабре 1917 г., являясь командиром полка, не считая возможным служить при большевистских властях, собственным приказом расформировал полк и с группой офицеров уехал на Дон. После взятия Белой армией Новороссийска произведен в генерал-майоры и назначен черноморским генерал-губернатором.

После эвакуации из Крыма в ноябре 1920 года - командир корпуса в Галлиполи (Турция), в состав которого были сведены все части Русской армии, кроме казачьих. 20 ноября 1920 года был произведён Врангелем в генералы от инфантерии («за боевые отличия»).

Уже в Турции Кутепов издал приказ, в котором, в частности, говорилось: «Для поддержания на должной высоте доброго имени и славы русского офицера и солдата, что особенно необходимо на чужой земле, приказываю начальникам тщательно и точно следить за выполнением всех требований дисциплины. Предупреждаю, что я буду строго взыскивать за малейшее упущение по службе и беспощадно предавать суду всех нарушителей правил благопристойности и воинского приличия». Во исполнение данного приказа руководил поддержанием дисциплины в Галлиполи самыми жёсткими мерами, включая смертные приговоры. В 1928—1930 г.г. - председатель заграничного Русского общевоинского союза (Париж). Похищен и убит сотрудниками советской разведки.
 

Генерал от кавалерии Каледин Алексей Максимович (1861-1918), правнук казака Максима Каледина, внук майора Василия Каледина, сын войскового старшины Максима Каледина, кавалер орденов Георгия 3-й и 4-й степени, Георгиевского оружия.

В ходе Брусиловского прорыва в мае 1916 г. 8-я армия генерала Каледина наголову разбила 4-ю австрийскую армию. Каледин, близкий к идеалам монархизма, вначале не принял Февральскую революцию, но в августе 1917 года, будучи выборным атаманом войска Донского, выразил полную поддержку Временному правительству. Вместе с тем, оказался союзником Корнилова в ходе мятежа, за что должен был быть арестован, но приказ об аресте был отменен Керенским. 25 октября 1917 г. выступил с обращением, в котором объявил захват власти большевиками преступным, и заявил, что впредь до восстановления законности в России Войсковое правительство принимает на себя всю полноту власти в Донской области. В октябре же объявил в области военное положение. Когда в ноябре 1917 года власть в Ростове и Таганроге захватили большевики, Каледину, по его словам, «было страшно пролить первую кровь», однако он всё-таки решил вступить в вооружённую борьбу. По свидетельству генерала М. Алексеева, «идеи большевизма нашли приверженцев среди широкой массы казаков», и едва не единственной военной силой Каледина оставался небольшой партизанский отряд. 29 января 1918 г. Каледин собрал заседание правительства, на котором сообщил о том, что для защиты Донской области от большевиков на фронте нашлось лишь 147 штыков. В таких условиях сложил с себя полномочия войскового атамана. В тот же день генерал Каледин покончил с собой выстрелом в сердце. В своем предсмертном письме генералу Алексееву объяснил свой уход из жизни «отказом казачества следовать за своим атаманом». А ведь впереди еще были еще годы борьбы!
 

Генерал от кавалерии, известный писатель и публицист П. Н. Краснов (1869-1947, фото - ниже). Во время Первой мировой – комкорпуса «Кавказской туземной конной дивизии» («Дикая дивизия»). Получил орден св. Георгия «за выдающееся мужество и храбрость, проявленные в бою». После октябрьских событий 1917 г. оказывал содействие Керенскому в попытке вернуть утраченную власть. «Выступление Керенского – Краснова» подавлено большевиками под личным руководством Ленина и Троцкого. 1 ноября Краснов сдался большевикам под «честное слово офицера, что не будет более бороться против Советской власти», однако, вскоре уезжает на Дон, где с марта 1918 активно участвует в такой борьбе. В Гражданскую - атаман «Всевеликого войска Донского». Отменил принятые декреты Советской власти и создал Донскую республику, которую он впоследствии планировал сделать самостоятельным государством. Германия признала Донскую республику и контролировала действия Краснова. После капитуляции Германии в ноябре 1918 Краснов был вынужден идти на создание единого командования и подчинение Деникину. После тяжелого поражения Донской армии в январе 1919 ушел в отставку. Но в конце 1919 г. прибыл в Эстонию, где намеревался возглавить пропагандистско-политический отдел армии генерала Юденича, однако назначение не состоялось в связи с отступлением войск Юденича из-под Петрограда. В эмиграции с 1919 г., жил в основном в Германии. Военной коллегией Верховного суда СССР за пособничество фашистам был приговорен к смертной казни и повешен на 78-м году жизни в 1947 г.

Адмирал Александр Васильевич Колчак (1874-1920). Этому человеку, имевшему прямое отношение к истории Севастополя и Черноморского флота, ставшему первым и последним «верховным правителем России», будет посвящен отдельный раздел этой статьи. Сейчас же – несколько строк для завершения очень краткой и неоднозначной картины о белом генералитете, идеологически и профессионально формировавшемся в последние десятилетия царской России – в тот же самый период, что и их противники из числа красных командиров.

Колчак - участник полярных экспедиций барона Э. Толля 1900-1903 г.г., за что награждён императорским Русским географическим обществом «Большой Константиновской медалью». Именем Колчака назван остров в Карском море.

Участник Русско-японской и Первой мировой войн. За отличие в делах против неприятеля под Порт-Артуром «пожалован золотой саблей с надписью «За храбрость». Помимо Георгиевского оружия, награжден орденом Святой Анны 4-й степени с надписью «За храбрость», орденом Святого Станислава 2-й степени с мечами, медалью «За Русско-японскую войну».

С 1910 г. в Морском Генштабе занимался созданием новой судостроительной программы России. С 1912 года – на Балтфлоте. При личном участии Колчака разработана операция по минной блокаде немецких военно-морских баз. После минных постановок, осуществленных в 1914-15 г.г. русскими эсминцами и крейсерами, в том числе и под командованием Колчака, подорвалось 4 германских крейсера (2 из них затонули), 8 эсминцев и 11 транспортов.
 

Члены экспедиции Э. Толля на борту шхуны «Заря»

В верхнем ряду: третий слева – Колчак. 1900 г.

В период плаванья на «Заре».

Орденом Святого Георгия 4-й степени награжден в 1915 г. за организацию артиллерийской поддержки сухопутных частей и высадку десанта в районе мыса Домеснес на Балтике. По свидетельствам современников, царь лично направил телефонограмму Колчаку с поздравлениями в связи с присвоением высокой награды. Царь же и произвел 41-летнего Колчака в вице-адмиралы с одновременным назначением на должность командующего Черноморским флотом. Колчак был одним из первых высших военных руководителей, кто присягнул Временному правительству. В мае 1917 г. - инициатор перезахоронения останков лейтенанта Шмидта и расстрелянных одновременно с ним участников восстания на «Очакове» в Покровском соборе Севастополя…

Пока приостановим описание дореволюционного белого генералитета. Как видите, даже относительно беглый обзор показывает, что это были достойные люди, решительные и смелые командиры, прошедшие самые тяжкие военные испытания и покрывшие себя славой и почетом. Вместе с тем, даже в предреволюционный период, в период борьбы против единого врага – Германии, когда, казалось бы, в российской военной среде должно быть сплочение, и, прежде всего, сплочение вокруг того, кому присягали генералы и адмиралы, не всё было гладко. Если же принять во внимание деградацию царского окружения с его самым позорным явлением – Распутиным, если учесть, что время уже звонило в революционные колокола и 1905-м годом, и созданием Советов, и активизацией большевистского движения, то картина станет еще более сложной... Царский полковник граф А. Игнатьев, российский военный атташе во Франции, узнав об отречении Николая II, писал: «Он нарушил клятву, данную в моем присутствии под древними сводами Успенского собора при короновании…Русский царь «отрекаться» не может» .

Выходец из дворян генерал М. Бонч-Бруевич, до февраля 1916 - начальник штаба фронта, при Керенском – командующий фронтом, так оценил тот период: «Разочарование в династии пришло не сразу. Трусливое отречение Николая II от престола было последней каплей, переполнившей чашу моего терпения». И далее: «Пойти к белым я не мог; все во мне восставало против карьеризма и беспринципности таких моих однокашников, как генералы Краснов, Корнилов, Деникин и прочие» . Точное заключение о «Белом движении», и одном из его лидеров Корнилове сделал генерал А. Брусилов: «Вследствие своей горячности он без пользы губил солдат, а провозгласив себя без всякого смысла диктатором, погубил своей выходкой множество офицеров. Но все, что он делал, он делал, не обдумав и не вникая в глубь вещей. И теперь, когда он давно погиб, я могу только сказать: «Мир праху его», как и всем, подобным ему, пылким представителям нашей бывшей России. От души надеюсь, что русские люди будущего сбросят с себя подобное вредное сумасбродство, хотя бы и руководимое любовью к России» .

Стоит добавить, что в этот же период вызревали полководческие таланты совсем других героев новой эпохи: С. Будённого (1883-1973) - полного георгиевского кавалера (4 креста), будущего трижды Героя Советского Союза и советского маршала; И. Тюленева (1892-1978) - полного георгиевского кавалера и будущего Героя Советского Союза, генерала армии; Б. Шапошникова (1882-1945) - царского подполковника, кавалера четырех царских орденов и будущего советского маршала, Начальника Генштаба РККА и сотен, если не тысяч других блестящих военных руководителей «Красной гвардии» и Советской Армии.

Сейчас, с высоты времени, можно и нужно отдать должное тем людям, которые после революции десятилетиями были либо в забвении, либо подвергались обструкции и уничижительной критике в СССР. Вспомнить их ратные заслуги и полководческие таланты, даже если и не все из их современников, выходцев из одной с ними дворянской либо военной среды давали им позитивные оценки. Всё это – так. Но главным останется одно: водораздел 1917 года и война за власть в послеоктябрьской России навсегда разделила российскую элиту на победителей и побежденных. Народные же массы можно отнести только к числу потерпевших поражение: самую большую тяжесть и победы, и поражения своими жизнями всегда оплачивает простой народ.

А в настоящее время, как бы кто-то ни пытался восхвалять ратные подвиги царского генералитета, следует напомнить, что потерпели поражение в Гражданской войне именно обученные в военных академиях, имевшие боевой опыт управления войсками, флотами, артиллерией и авиацией белые генералы! Не Колчак и не Деникин вошли в Москву на белых конях. Их политическая и военная судьба закончилась весьма плачевно. И не сын фельдшера 35-летний комфронта Фрунзе сдавал Крым белым, а сдавал его потомственный дворянин, выпускник Императорской Николаевской Академии, Главнокомандующий Русской Армии в Крыму и Польше, Генерального штаба генерал-лейтенант, георгиевский кавалер 42-летний барон Врангель – красным!

В реальной жизни вряд ли существуют исключительно идеальные государственные и военные фигуры. Но, наверное, имеется глубинный смысл в изречении «победителей не судят». Можно сколько угодно говорить о тяжелейшей судьбе миллионов людей России, оказавшихся по разные стороны фронта, терявших родных и близких и саму родину только по причине того, что политики довели страну до революции и братоубийственной войны. Можно разделять сострадание к тем, кто попал под «белый», равно как и под «красный» террор, задаваться вопросом – а зачем вообще и кому Гражданская война была нужна? Но, в конечном итоге, факт останется фактом, даже если мы все будем сострадать тем, кто вынужден был покинуть родину: в ноябре 1920 г. из Севастополя корабли уводили побежденные.
 

Ноябрь 1920 г. Севастополь. Уходит Белая Россия

На Графской пристани.

ПАМЯТНИК ГИТЛЕРОВЦАМ В МОСКВЕ ?

Кому-то на современном этапе под предлогом «восстановления исторической справедливости» очень уж хочется историю революции (ныне это уже называется «октябрьский переворот») и Гражданской войны переписать полностью. В России, на Украине стали появляться не только научные и околонаучные исследования об этом периоде, но и художественная литература, театральные постановки, кинофильмы, в которых беззастенчиво воспевается «белогвардейщина». Усилиями новых апологетов «Белое движение» спустя почти сто лет стало предметом кардинального исторического пересмотра.

Очевидно, стремление к истине является необходимой насущностью и должно превалировать в любом исследовании. Но крайности вызывают недоверие и, в конечном итоге - протест. Поэтому, стоит ли повторять однозначные идеологические оценки прошлого, только с точностью до наоборот?

Уже давно не являются чем-то удивляющим попытки «развенчания» победителей того тяжелейшего противостояния - В. Ленина, И. Сталина и их соратников. При этом некоторые современные деятели от «развенчания» идут дальше - к созданию новых «героев» из числа на голову разбитых бывших царских и ставших «белыми» генералов и адмиралов. Зачем? Этот вопрос нужно ставить, когда навязывают «новые трактовки» истории, при этом подменяя понятия, занимаясь фактической фальсификацией, и, в конечном итоге, пытаясь создать мифы о далеко не безоблачном монархическом и белогвардейском прошлом нашей страны.

Ведь отнюдь не всеми одобряется возведение в лик святых царя Николая II, бесславно отрекшегося от престола еще до Октябрьской революции. Неоднозначные оценки даются «увековечению» памяти белогвардейских лидеров с установкой памятников и мемориальных знаков в Москве, Томске, Иркутске, Керчи; созданию в Донском монастыре в Москве «Мемориала белым воинам», где осуществлено, в том числе, перезахоронение генерала А. Деникина, останки которого были доставлены из США, а также генерала-карателя В. Каппеля. Наряду с другими лидерами и полевыми командирами «белого движения» Каппель назван «патриотом», в то время как у большинства населения Сибири в 1919 – 1920 г.г. только при упоминании имени таких, как он, холодело все внутри.
 

Массу протестов вызвал установленный у «Храма всех святых» в Москве некими "казаками-патриотами” "памятник примирения”, поставленный белогвардейским атаманам и генералам, большая часть из которых в 41-45 г.г. воевала на стороне … фашистов. Прочтите имена на этой плите: «белый» генерал П. Краснов, в 1918 году - атаман «Войска Донского», в 1943 г. - начальник Главного управления казачьих войск Имперского министерства восточных оккупированных территорий фашистской Германии; атаман Шкуро, в гражданскую - генерал-лейтенант Белой армии, даже среди своих слывший садистом.
 
В 1944 году указом Гиммлера назначен начальником Резерва казачьих войск при Главном штабе войск СС, зачислен на службу в звании группенфюрер СС (генерал-лейтенант войск СС) с правом ношения немецкой генеральской формы и получением содержания по этому чину. Врангелевский генерал Туркул, в 1945 г. - начальник управления формирования частей РОА Власова… В этой компании даже есть и немецкий генерал-лейтенант войск СС – фон Паннвиц. Куда уж дальше? Памятник гитлеровцам у московского православного собора?! Неужели это возможно? Оказывается – да! И это – несмотря на заключения Главной военной прокуратуры об отказе в реабилитации и определения Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 1997 года о том, что граждане Германии Краснов П. Н., Шкуро А. Г., Султан-Гирей Клыч и пр. признаны обоснованно осужденными и не подлежащими реабилитации.
 

Шкуро и фон Паннвиц (в центре), 1944 г.

Тем не менее, 3-метровая скульптура атамана Краснова, 22 июня 1941 года призвавшего «господа и казаков» на помощь Гитлеру, установлена в Ростовской области. Памятник Колчаку 8 лет назад поставили в Иркутске и собираются ставить в Омске.

Можно и далее перечислять факты… Стоит ли спорить? После 1991 г. есть новые победители и нужны новые герои! Правда, на дворе 21-й век, и – будем рады! – нет войны. Или всё же есть? Правда, её можно квалифицировать как «холодную гражданскую войну», в которую кем-то превращена «мировая холодная война».

КТО ЖЕ ГЕРОЙ?

Страсти продолжают кипеть. В 2009 году в Донском монастыре Москвы был открыт «мемориал белым воинам». Открытие транслировалось центральными телеканалами России, сам мемориал был освящен Патриархом Московским и Всея Руси.
 

Мемориал белым воинам. Донской монастырь.
Москва 2010 г.
 

На могилах перезахороненных семей Деникиных, Ильиных и Каппеля были установлены памятники. Событие вызвало большой резонанс в России и за рубежом, включая Украину. Последнее объяснялось цитированием слов Деникина о том, что Украина является малой Россией, а отношения между большой и малой Россией «всегда было делом самой России».

Комментарии известнейших людей были не во всем убедительными. Патриарх Всея Руси Алексий II, заявив, что перенос останков Деникина - это не только перезахоронение известного человека, но и символ того, что братоубийственная гражданская война закончилась, отметил: «Находясь за пределами отечества, они оставались патриотами, искренне сопереживая всему, что происходило на родине. Российская трагедия не помешала им любить свой народ и верить в его будущее». Тогдашний мэр Москвы Ю. Лужков: «Те люди, которые пришли во власть, изгнали, заставили уйти их из страны. И когда они возвращаются, может быть, мы с вами, потомки тех людей, получим, наконец, прощение». Председатель Российского Фонда культуры, кинорежиссер и киноактер Н. Михалков: «Я надеюсь, что это знак, который для нас ещё сегодня не совсем доступен. Столько лет прожить вне своей родины, столько лет, имея огромное количество искушений служить то тем, то этим, зарабатывать то там, то здесь - не отступиться ни на один шаг от той истины, которой они служили. Гражданская война - это война разных правд. Но правд много, а истина - она одна. А истина именно в неотступничестве от веры, в неотступничестве от своего народа, в неотступничестве от своей присяги, данной один раз и навсегда». Чуть ранее он же отметил: «Я не стал бы перекладывать на них ответственность за успех согласия и примирения. Они сделали все что смогли. Они не предали свою родину: Деникин не надел немецкую форму, он нищенствовал и тем не менее гордо нес звание русского человека и русского офицера. И то, что сегодня совершается, - это та часть, тот ручеек, та капелька, которая должна постепенно привести к тому океану, который называется «русское общество». Самое ужасное будет, если люди будут к этому потребительски относиться: вот, мол, перезахоронили, а у нас ничего не получается. Не надо так к этому относиться. Это лишь одна капля. Над этим надо каждый день работать, это начало кропотливой и серьёзной работы, это духовное строительство нашей страны» .

Слова кинорежиссера, по меньшей мере, не совсем точны. О присяге и верности ей мы уже писали. Также и о том, как белые генералы «не отступились ни на один шаг от той истины, которой они служили»… Что касается прощения (уже нас с Вами) – то от кого и за что?

Так или иначе, создание мемориала – событие знаковое, хотя (возможно, прав Михалков) - для нас «ещё сегодня не совсем доступное». Что имеет в виду известный деятель культуры? Что последует за этим? Будем ждать «духовное строительство»? После открытия мемориала прошло уже больше 3 лет…

Кстати, несколько слов об Ильине. У этого философа достаточно много размышлений не только о «белом движении», но и о германском фашизме, который он начал описывать еще в 30-е годы. Его перу принадлежат следующие мысли: «...Что сделал Гитлер? Он остановил процесс большевизации в Германии и оказал этим величайшую услугу всей Европе...». «...Дух национал-социализма не сводится к "расизму". Он не сводится и к отрицанию. Он выдвигает положительные и творческие задачи. И эти творческие задачи стоят перед всеми народами. Искать путей к разрешению этих задач обязательно для всех нас. И разве не клеветали на белое движение? Разве не обвиняли его в "погромах"? Разве не клеветали на Муссолини? И что же, разве Врангель и Муссолини стали от этого меньше?». И даже в 1948 г., после Нюрнберга, где фашистских главарей судили за преступления против человечности, когда еще стоял запах гари от пепла узников Освенцима и Бухенвальда, Ильин с упрямством, достойным иного применения, отстаивает идеи фашизма: «Фашизм возник как реакция на большевизм, как концентрация государственно-охранительных сил направо. Во время наступления левого хаоса и левого тоталитаризма - это было явлением здоровым, необходимым и неизбежным. Такая концентрация будет осуществляться и впредь, даже в самых демократических государствах: в час национальной опасности здоровые силы народа будут всегда концентрироваться в направлении охранительно-диктаториальном. Так было в древнем Риме, так бывало в новой Европе, так будет и впредь» .

Михалков создал фильм «Русский философ Иван Ильин», в котором ставит важные философские вопросы, соединяя идеи Ильина с современностью и взглядом в будущее России. Автор тихо умолчал об оценках Ильиным фашизма, зато размышляет о необходимости создания строгой вертикали власти, вплоть до тоталитаризма, поддерживая Ильина. По-моему, здесь есть какой-то логический тупик. Или нам опять что-то «недоступно»? Хотя, наверное, всё гораздо проще…

В дополнение. Перезахороненный ныне рядом с Деникиным Ильин буквально обожествлял Врангеля и… ненавидел Деникина. В одном из своих писем философ дословно написал следующее: «…мы… замалчивали бездарности, грехи и вины Деникина... Признаюсь, что для меня стоит вопрос (и не только для меня), надлежит ли еще подавать руку этому пережившему себя бывшему человеку» .


МОЖНО ЛИ ВСЁ ПРОЩАТЬ?

Я далек от идеи возвеличивания победителей Гражданской войны, как и от создания ореола вокруг безоговорочно проигравших политическую и военную битвы лидеров «Белой гвардии». Нет никакого сомнения, что среди и тех, и других были патриоты, каждый из которых по-своему понимал понятие «родина», талантливые военачальники, мужественные генералы, офицеры, рядовые. Но были и прислужники иностранных интервентов, предатели, каратели, палачи собственного народа. Осмысливая события Гражданской, необходимо четко проводить черту, которая делит людей на настоящих «героев» и тех, кого таковыми назвать нельзя ни при каких условиях!

В этой статье затронута тема генералов Краснова, Шкуро и их сподвижников в сотрудничестве с фашистами. На удивление нашлось не так уж мало адвокатов бывших белогвардейцев, ставших эсэсовцами, которых защищают только потому, что они боролись якобы «не против русского народа, а против большевиков». Если следовать этой логике, то можно и Гитлера оправдать! И «увековечение» имени фашиста фон Паннвица в Москве – тому первый признак. Но если даже доказанные факты не являются препятствием в «героизации» подобного рода борцов с коммунизмом, то что можно говорить о тех, кто во время Гражданской войны «всего лишь» руководил «террором» - как «белым», так и «красным»? Ведь здесь фашизм уже не причем.

Генерал Деникин не идеализировал белое движение. В его мемуарах «Очерки русской смуты», опубликованных в Париже и Берлине в 1921-26 г.г., есть достаточно откровенная глава с названием «Моральный облик армии. «Черные страницы». Белый главнокомандующий признается, что в его армии практиковались «варварские приемы раздевания пленных», грабежи «неприятельских складов, магазинов, обозов, имущества (Деникин слово грабеж подменяет словами «беспорядочное и бессистемное разбирание»), расстрелы пленных красноармейцев. Снимая с себя, как с главнокомандующего, вину за «террор», Деникин всю ответственность перекладывает на своих подчиненных, на казацких начальников, «горцев Кавказа», контрразведку. Он приводит массу доводов, что с этими недостойными явлениями в его штабе всячески боролись, пытаясь уменьшить неоправданный уровень собираемой на захваченных землях «военной добычи» (включавшей, как правило, «всякий скарб до предметов городского комфорта включительно»), а также казней пленных красноармейцев. Меня поразила обыденность фразы Деникина: «…пленные офицеры большею частью миловались, частично подвергаясь худшей участи – расстрелу»(!!). Вот так, просто… Вопрос жизни и смерти! «Взятых в плен командиров из красных курсантов, нередко по просьбе самих же красноармейцев, расстреливали»… Как пишет Деникин, с развитием наступления к центру России, необходимостью пополнять редеющие офицерские ряды, Белая армия изменила и отношение к пленным: «расстрелы становятся редкими и распространяются лишь на офицеров-коммунистов». Не напоминает ли расстрелы фашистскими оккупантами коммунистов и евреев в Великую Отечественную?

Впрочем, Деникин нашел в себе силы признать: «За гранью, где кончается «военная добыча» и «реквизиция», открывается мрачная бездна морального падения: насилия и грабежа. Они пронеслись по всему российскому театру Гражданской войны, творимые красными, белыми, зелеными, наполняя новыми слезами и кровью чашу страданий народа, путая в его сознании все «цвета» военно-политического спектра и не раз стирая черты, отделяющие образ спасителя от врага» .

«Много написано, еще больше напишут об этой язве, разъедавшей армии Гражданской войны всех противников на всех фронтах. Правды и лжи. И жалки оправдания, что там, у красных, было несравненно хуже»...
Генерал А. Деникин


Полный текст статьи смотрите в первоисточнике по ссылке.

Ссылка для скачивания полного текста статьи ЗДЕСЬ!



Источник: http://www.sevastopol.su/author_page.php?id=44680
Категория: Преподавателю | Добавил: Dot (07.01.2013) | Автор: Михаил Юрлов
Просмотров: 8537 | Теги: Колчак, белая, Власов, армия, красная, война, гражданская, Галицын, адмирал, Оболенский | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]